Проверки на полиграфе в Москве
психофизиологические исследования
с использованием детектора лжи
Россия, Москва, ул. Братиславская, д.8

Психологическая модельЕсли подозреваешь кого-либо во лжи притворись, что веришь ему; тогда он лжет грубее и попадается. Если же в его словах проскользнула истина, которую он хотел бы скрыть, притворись не верящим; он выскажет и остальную часть истины. А. Шопенгауэр

Психологически грамотное и комплексное владение навыками определения искажения информации безусловно способствует эффективному выявлению скрываемых обстоятельств в ситуации проверок на детекторе лжи. Следует отметить, однако, что этот процесс не должен осуществляться путем лишь одностороннего учета проявляемых вовне признаков лжи. Адекватному отражению внутреннего плана человека, его мыслей, побуждений и особенностей искажения информации способствует ясное представление функционирования механизма скрываемого обстоятельства в его психике. Отсюда, ключевым звеном данной работы является рассмотрение психологической модели ложного поведения, придающей целостность и логичную завершенность всему вышеизложенному.

Само намерение скрыть какую-либо информацию имеет сильное мотивационное значение. Появление такого мотива влечет за собой образование своеобразного очага аффекта, возникающего на фоне нормально функционирующей психики. Поскольку происходит дезорганизация всей системы деятельности субъекта, в организме образуется защитная система с целью освобождения от этой травмирующей психику ситуации при проверках на детекторе лжи. Стремясь избавиться от этого разрушительного фактора и неприятных ассоциаций, субъект испытывает потребность вхождения в контакт с кем-либо, чтобы снять это напряжение путем прямого высказывания тревожащей его информации.

Подобный метод "очищения", характерный для обычных переживаний, сравнительно легко реализуется индивидом в процессе сообщения травмирующего события кому-либо. Эта тенденция закреплена в таких житейских выражениях, как "излить душу", "поделиться", "снять камень с души". Это и известный феномен "купейного разговора", а также менее известные факты из криминалистики, когда даже преступник испытывает острейшую потребность рассказать о преступлении, вопреки всякой логике и даже инстинкту самосохранения. Впервые эту особенность психики использовал знаменитый шеф парижской тайной полиции Видок, который ввел институт "наседок" подставных лиц, выведывавших у заключенных тайны их дел.

Таким образом, потребность раскрыться не уменьшается и в ситуации явной опасности для преступника. В результате, тенденция к сообщению сталкивается с не менее сильной потребностью противостоять сообщению в связи с его опасностью. Противостояние этих двух сил представляется в виде того аффективного очага, который в терминах Павловской школы обозначен "ядром" патологического пункта, где инертно поддерживается повышенная возбудимость. Это влечет за собой построение специальной защиты, предохраняющей, с одной стороны, от "утечки" информации, когда контролируется все, что может выдать содержание очага неосторожные слова, выражения, формулировки и т.д. С другой стороны, осуществляется контроль над всем, что приходит извне, например, опасные влияния полиграфолога в ситуации проведения проверки на детекторе лжи.

Этот многослойный контроль с аффективным центром позволяет говорить об определенной структуре очага, определяющей два различных направления воздействия: в одном случае на ядро психотравмы, в другом на его барьеры.

Воздействие на ядро аффективного очага состоит в увеличении силы побуждения и возбуждения к высказыванию и, тем самым, к преодолению барьера. Таким образом, здесь используется классический принцип повышения возбудимости аффективной зоны путем ассоциаций, применявшийся рядом исследователей. В ситуации допроса такую функцию выполняют отдельные слова, вопросы, утверждения и суждения полиграфолога, вызывающие представление у опрашиваемого о пережитом ранее событии и, как следствие, состояние возбуждения и напряжения, сообщающее потенциал очагу.

Как определить значимую тематику, те "опасные зоны", которые имеют отношение к скрываемому обстоятельству? Признаки этих опасных для опрашиваемого на полиграфе зон проявлялись в двух типах поведения.

Во-первых, это различного рода "уходы" от темы, избегание и подмена разговора, попытки "уйти в сторону от предлагаемой линии разговора", применение формальных, стандартных фраз, наконец, прямое уклонение от разговора и замыкание в себе. Во-вторых, напротив, наблюдается определенная захваченность темой, человек не может уйти от темы, "вязнет" в отдельных деталях, повторяется, возвращается к сказанному, часто переспрашивает, просит повторить сказанное ранее, уточняет и т.д.

Таким образом, признаки какого-либо из приведенных типов поведения сигнализируют о том, что найдена та сфера, где расположено травмирующее субъекта событие.

После того, как установлено место "очага аффекта", начинается главный этап исследования установление конкретных данных, касающихся содержательной стороны очага. Именно здесь и происходит основная работа с ассоциациями, когда используются лишь сходные по значению и смыслу слова. Очень важно оперировать именно косвенными оборотами, т.к. было установлено, что прямые названия, общепринятые слова и фразы, относящиеся прямо к событию, оказывают значительно меньший эффект воздействия.

Так, при опросе на полиграфе подозреваемого в совершении кражи следует задавать вопросы о приобретенных вещах, об уплате долгов, произведенных подарках, посещении питейных заведений, используя такие слова и выражения, как проникнуть, влететь, зайти, получить радость от вещи и т.д. Только после этого следует переходить непосредственно к вопросам, связанным с выяснением обстоятельств преступления. Например, вместо слова "поджег" предпочтительнее в начале исследования с использованием полиграфа использовать такие слова, как разводить, начинать, гореть, пламя, яркие вспышки, копоть, огонь и т.д.;

  • - "соучастие в преступлении" - знать, помогать, планировать, организовать, платить;
  • - "наркотики" - принимать, курить, вводить, растворять, получать, давать, продавать;
  • - "насилие" (изнасилование) - дать описание природы насилия, держать, связывать, душить, говорить, угрожать, рассказывать, держать оружие;
  • - "ограбление" - украсть, ударить, нацелить ружье, сказать, угрожать.

Верным сигналом попадания большого ряда ассоциаций в круг охраняемых ценностей является определенное поведение испытуемого. При этом наблюдается беспокойство, волнение, встревоженность, нарастание возбуждения, а также общая направленность испытуемого против опрашивающего полиграфолога (резкие выражения, стремление прервать его высказывания, раздраженные протесты, прямые негативные высказывания). Отсюда, можно говорить о таком достаточно сильном диагностическом признаке, как взаимосвязь между степенью возбужденности человека и количеством, и точностью попадания ассоциаций в цель.

В достаточной степени активированный очаг начинает действовать как программа, которой всегда подчинялся испытуемый. Одной из форм такого программированного поведения является свободный рассказ опрашиваемого на полиграфе, его обращение к подробностям, которые, кстати, в дальнейшем можно использовать для углубления контакта и построения новых ассоциаций.

С целью разрушения или ослабления защитной системы барьеров также применяется ряд приемов. Это может быть, например, анализ вероятных мотивов сокрытия, таких как, страх наказания, боязнь огласки, опасение испортить репутацию, стыд за содеянное и т.д. Причем, здесь также необходимо обращать внимание на нюансы: стыд может быть за неудачно проведенное дело или перед определенной группой лиц (лицом).

Основные типы барьеров.

1. Смысловой барьер проявляется в том, что имеет место избирательная невосприимчивость к некоторым словам-раздражителям, непроницаемость в отношении определенной группы доводов, причем у этих доводов одна смысловая основа. Таким образом, созданы препятствия, чтобы не впускать определенные ассоциации. Опрашиваемый не понимает того, с чем к нему обращаются, потому что не желает воспринимать этого. Возникает своеобразная защита в виде завышения реальной самооценки о себе.

Человек, возможно, не уклоняется от ответа, но отвечает так, как будто вопрос ему непонятен, отсюда, все его ответы частично или полностью не соответствуют содержанию вопроса. Причем, это касается только скрываемых субъектом обстоятельств. Получается, что одна тема выключена как предмет общения. При этом человек тонко распознает, что может относиться к нежелательной теме при проверке на полиграфе. Попытки разъяснений и пояснений безрезультатны, более того, частота повторов разъяснений закрепляет и повышает непроницаемость смыслового барьера.

2. Контрольный барьер - является такой формой организации сокрытия лжи при проверках на детекторе лжи, который не выпускает материал, ассоциативно касающийся скрываемой информации. Осуществляется постоянное блокирование произнесения как целой фразы и выражений, так и отдельных слов. Наблюдается контроль за собственной речью и, вместе с тем, тревога уже по поводу сказанного, попытки нейтрализовать или исправить ранее произнесенное. Таким образом, опрашиваемый вынужден контролировать все, что прямо или косвенно относится к утаиваемой теме.

В ходе допроса человек усиливает прочность то смыслового барьера, то осуществляет контроль за речевым поведением.

При угрозе прорыва того или другого барьера испытуемый идет на "абстрактный рассказ", "рассказ о постороннем человеке", чтобы перевести на него удары и остаться неуязвимым, и о себе, как о постороннем, воспринимаемым "как бы со стороны". Это форма защиты от давления, в ходе которой возникает известный механизм "установка на запирательство".

Если опрашиваемый на полиграфе "ушел" в абстрактный рассказ, необходимо вести наступательную тактику, т.к. это верный признак того, что он готов рассказать о скрываемом событии. Самая распространенная форма такой абстракции, особенно часто используемая ранее судимыми, состоит в том, что они приводят аргументы в защиту себя на примерах из жизни тех, с кем им приходилось находиться в местах лишения свободы, вспоминают о частых "судебных ошибках", о многочисленных необоснованно осужденных. Именно в этой ситуации не следует предоставлять ему возможность абстрагироваться, а напротив, настойчиво переводить разговор на конкретные события дела, из-за которого опрашиваемый находится на опросе с использованием полиграфа.

В сложившейся ситуации не следует останавливать исследование, а, напротив, все время возвращать кандидата, пришедшего на проверку с использованием полиграфа к делу. В итоге, если все проведено правильно, у субъекта должны проявиться определенные симптомы поведения. Например, перед тем, как все рассказать, субъект может уйти в себя, замолчать, не отвечать на вопросы, опустить голову, "замереть", что является, как правило, явным предвестником к даче правдивых показаний.

Чтобы достигнуть положительного конечного результата, полиграфологу не следует прекращать своей речи. Лучше всего на последнем этапе говорить преимущественно об ощущениях опрашиваемого, которые он будет испытывать после того, как расскажет о скрываемом. ("Вам на душе будет спокойней"; "Вам легче будет вести себя на последующих опросах и суде, сотрудничать с адвокатом").

3. Тактический барьер - форма защиты путем заранее заготовленных выражений, "бытовых мудростей", направленных на нейтрализацию своего поведения. Опрашиваемый не уклоняется от общения по поводу каких-либо порицаемых поступков, но имеет ряд заготовленных формул: "Нет человека, который бы не врал", " Все стремятся жить красиво" и т.д. Лучше всего разрушать этот вид защиты путем доведения до абсурда сложившейся установки у человека. На такие случаи полиграфологу целесообразно иметь "домашние заготовки".

Основные приемы и способы работы со смысловым барьером.

Смысловой барьер функционирует только в том случае, если к опрашиваемому на полиграфе обращаются со знакомым набором слов. Он не реагирует на трафаретные выражения, хорошо ему известные смысловые фразы. Происходит это отторжение, вероятно, потому, что именно против этих слов и словосочетаний, в связи с частотой их действия, и возникает смысловой барьер. Поэтому для прорыва этого барьера рекомендуется использовать иносказания и намеки. Именно этот метод замечательно применял в своей практике и Э.Эриксон, точно попадая в аффективную зону пациента с помощью историй, коротких рассказов, притч, сказок и т.д. Смысл здесь в том, что если намеки не имеют отношения к делу, то человек не поймет их, а если имеет он прекрасно их воспринимает. Однако многие полиграфологи при проверках на детекторе лжи сталкивались с так называемым перепрограммированием восприятия и/или неосознанного внушения кандидата и получении в дальнейшем не достоверных результатов.

Следующим приемом, при котором расшатывается система опорных пунктов субъекта, является использование примеров суждений других людей. Соглашаясь или отвергая, но всегда оперируя ими, допрашиваемый при этом отходит, хотя и временно, от своих жестких устоев. Этой же цели достигают и абстрактные вопросы полиграфолога об относительной оценке ценностей, в результате чего возникает сомнение в правильности собственного мнения.

Применяется также прием, известный как метод Сократа или "метод повивальной бабки", который помогает родиться истине. Собеседнику предоставляется возможность выразить свое убеждение, после чего полиграфолог ставит под сомнение его утверждение. Например, вопрос: "Всегда ли кража порицаема?" можно подвергнуть сомнению высказыванием: "А будет ли порицаемой кража яблок, которые спасли человека от голодной смерти?" Такое исключение может поколебать незыблемые до этого взгляды человека. Или, выдвинув тезис о том, что "убийство убийству рознь", с уголовным кодексом в руках разобрать на примерах соответствующих статей.

Специфика ослабления сопротивления барьера контроля при проверках на детекторе лжи.

Основным методом ослабления барьера является общее повышение эмоционального состояния опрашиваемого вплоть до аффективного возбуждения. В результате происходит "сужение сознания", и, как следствие, снижение функции контроля.

Следующий способ ослабления контроля, выявленный в ходе исследования с использованием полиграфа, был назван приемом "отгадывания испытуемого". Исследуемому на полиграфе сообщается, что он из себя представляет, и, при условии точного "попадания в цель", т.е. при совпадении того, что думает о себе испытуемый, последний становится разговорчивым, существенно дополняя информацию о себе. Особенно располагает опрашиваемого на полиграфе в этой ситуации сообщение об его "особых показателях" и об "оригинальных сочетаниях свойств", не преувеличивая, однако, реального положения дел. Здесь достаточно "отгадать" очевидно наблюдаемые характеристики субъекта, поскольку даже это может оказаться весьма эффективным. Например, достаточно сказать подозреваемому, что он отличается от других своим поведением, внешними признаками и интеллектом.

Вариантом рассмотренного приема является использование не точных сведений, а специальной неопределенности. Важно, однако, чтобы первое суждение было достаточно точным, тогда испытуемый сам заканчивает начатую полиграфологом характеристику, раскрываясь по инерции. Этот метод известен под названием "Папаша Гранде": заикаясь в самых ответственных местах разговора, этот персонаж вынуждал, тем самым, собеседника заканчивать фразы за него, получая необходимую информацию.

В использовании двух последних приемов обнаружилась отчетливая связь между точностью обнаружения маскируемых сторон человека и скоростью наступления у него стремления "открыться во всем".

Следующим условием, обеспечивающим разрушение всей оборонительной системы подозреваемого, является состояние фрустрации, которое можно рассматривать и как самостоятельный прием. Общим принципом этого метода оказывается то, что любой эмоциогенный или стрессовый стимул является фактором, способствующим непрерывному воздействию, безостановочному "расшатыванию" его барьеров. В качестве этого побудительного импульса можно использовать, в период исследования на полиграфе подозреваемого, имеющиеся вещественные доказательства, показания очевидцев, которые косвенно или прямо свидетельствуют о его причастности к преступлению, и также выявленные противоречия в опросах с использованием полиграфа состояние подавленности, тревоги, возникающее у человека в результате крушения надежд, невозможности осуществления целей.

Раскрытие тайны в первой фазе имеет эффект удара, вызывающего растерянность, тревогу и нервозность испытуемого на полиграфе. За счет напряжения очага аффекта происходит ослабление одного из звеньев в цепи защитного барьера и, если продолжать воздействовать на этот блок, разрушается вся оборонительная система. Симптомами этого состояния является то, что опрашиваемый на мгновения отключается от контакта, не отвечает на вопросы, замолкает, проявляет "несинхронное" поведение, связанное, очевидно, с принятием решения. Эффект фрустрации будет выражен сильнее, если обнаруживаются особо опасные для субъекта аргументы и обстоятельства.

Так, в одном из расследуемых дел, подследственный с прекрасными аналитическими способностями (кандидат математических наук), тщательно продумавший и совершивший убийство своей бывшей жены, был ошибочно уверен в том, что следствие не располагает телом убитой, и, следовательно, не осведомлено о способе убийства. При этом долго не был ясен мотив преступления (впоследствии выяснился тот факт, что жена запрещала встречаться ребенку с дедом - отцом преступника, которого он очень любил).

В процессе допроса, вначале, был использован прием поднятия общего эмоционального фона для воздействия на очаг аффекта с помощью ассоциативных слов, фраз. В памяти допрашиваемого снова и снова воспроизводились взаимоотношения "дед-отец-внук", нарушаемые запретом жены, что вновь вызывало ненависть к ней, протест, желание устранить её на пути их ценного, для отца ребенка, общения.

В ситуации максимального нагнетания эмоционального фона было названо реальное орудие убийства молоток. Это момент сильнейшей фрустрации для преступника, и, в то же время, ослабления в системе защиты, "пробиваемой" вопросом: "Откуда они узнали?". Дальнейшее воздействие на ослабленное звено в цепи защиты привело к логическому разрушению всей оборонительной системы преступника.

Таким образом, исходным способом работы со всей системой защиты является разрушение любого её звена, что приводит к ослаблению всей цепи обороны. Способ работы с отдельным звеном заключался в демонстрации осведомленности об утаиваемом обстоятельстве, что приводит к снятию контроля в этом месте.

Предварительное направление поиска лучшего метода работы с подозреваемым, конечно, зависит от многих факторов, в ряду которых и верно найденный мотив совершенного им противоправного поступка (основа для актуализации эмоций), и индивидуальность преступника, и особенности конкретного дела. Однако, важнейшая установка любого полиграфолога должна состоять в том, чтобы не замыкаться на каком-либо одном методе, а гибко использовать и чередовать все известные способы и приемы, что получается у немногих полиграфологов.

Примерный алгоритм использования ряда приемов.

При первой встрече с подозреваемым, который отказывается дать правдивые показания, ему разъясняется статья 61 УК РФ об обстоятельствах, смягчающих наказание. Как правило, в основном делается упор на пункт "и" о явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, изобличении других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (с учетом состава преступления). Подозреваемому устно разъясняется, что эти моменты учитываются в качестве смягчающих обстоятельств, после чего, как правило, ему дается возможность лично прочесть текст статьи 61 УК РФ.

Сам факт такого предложения является прекрасным диагностическим приемом, показывающим то, что человек так или иначе относится к совершению преступления. В случае виновности или невиновности наблюдается определенная картина поведения, обусловленная, соответственно, наличием или отсутствием ассоциаций, к которым постоянно обращается подозреваемый.

Во-первых, на предложение прочесть статью 61 УК РФ и невиновный, и имеющий отношение к расследуемому делу первоначально могут отвечать отказом. Однако, если невиновный человек отвечает открыто, быстро и не проявляет в дальнейшем интереса, то отказ виновного неуверен и наблюдается тенденция прочесть "из любопытства". Второй же момент заключается в том, что причастный к преступлению, в отличие от невиновного, как правило, тщательно прочитывает текст всей статьи, хотя, заметим, рекомендуется прочесть только пункт "и".

Происходит это именно потому, что, даже при "установке на запирательство", субъект, побуждаемый ассоциациями о скрываемом обстоятельстве, рассматривает вероятностный вариант того, что бы произошло в ситуации раскрытия преступления. Более того, как правило, все подозреваемые начинают изучать рядом стоящие статьи, в том числе, об обстоятельствах, отягчающих наказание (статья 63 УК РФ). Это, в свою очередь, является почти стопроцентным, но все же вероятным, признаком причастности к преступлению. Имея отношение к совершенному преступлению, субъект не может удержаться от сопоставления получаемой из УК РФ и известной ему информации о преступлении: что могло бы произойти при его изобличении (раскрытии преступления), с учетом отягчающих обстоятельств, например, нетрезвого состояния в момент совершения преступления.

Помимо внимательного чтения вышеозначенных статей, поведение виновного может сопровождаться проявлением ряда внешних признаков. Например, пытаясь не показать возникающего тремора мышц, можно наблюдать напряжение мышц шейно-плечевого пояса.

В одном из опросов на полиграфе двух подозреваемых братьев по определению в причастности к убийству наблюдалась следующая картина. Первый из тестируемых на предложение комфортно устроиться и положить голову на спинку кресла не мог этого сделать и, более того, сам был удивлен тому, что он вдруг лишился способности сделать это простейшее движение. У него же был зафиксирован тремор головы, а от этого и всего тела. Второй испытуемый на всех этапах расследования был предельно расслаблен. Результаты тестирования выявили причастность к преступлению первого и невиновность второго опрашиваемого.

Симптомами поведения причастности к преступлению являются напряжение мышц шейно-плечевого пояса, тремор, а также сильное замедление темпа чтения предложенных следователем статей. Впервые, кстати, реакцию замедления темпа на предъявление значимых сигналов зафиксировал академик А.Р. Лурия. Эту закономерность он использовал при создании оригинальной конструкции "детектора лжи".

Далее, после вышеописанного, полиграфологу с учетом обстоятельств конкретного дела целесообразно воссоздать в сознании подозреваемого гипотетическую картину будущего суда. Поскольку вероятность наказания все же существует, допрашиваемому предлагается представить, что на суде, конечно, будут фигурировать факты, свидетельствующие о негативном его поведении (например, ранее судим, злоупотреблял спиртным, избивал жену, не принимал участия в воспитании детей и т.д.). Обстоятельства же, характеризующие его положительно, рекомендуется высказать самому подследственному, подчеркнув, что у адвоката будет только аргумент о том, что он не судим ранее (если это так) и фактически больше никаких других аргументов.

Если же подследственный будет способствовать раскрытию преступления, у адвоката появится весомая возможность каждый раз ссылаться на "букву закона" (статью об обстоятельствах, смягчающих наказание), и суд должен будет это учесть. Всё это входит в комплекс приемов работы по разрушению защиты смыслового барьера.

Нарисовав вышеозначенную картину, опрашиваемому на детекторе лжи предлагается выбрать и прокомментировать свой выбор, внимательно вслушиваясь в его речь, т.к. в ней проявится информация, свидетельствующая об ослаблении сопротивления барьера контроля, в том числе, могут выявиться существенные оговорки, которые послужат свидетельством его отношения к скрываемым обстоятельствам (преступлению).

Закрепить описанную стратегию взаимодействия с подозреваемым поможет описание тех его ощущений, которые он почувствует в случае освобождения от скрываемой информации. Для знакомых с системой НЛП поясним, что в этом случае происходит не что иное, как обращение к кинестетической системе тестируемого.

Таким образом, на начальном этапе взаимодействия с подозреваемым при проверках на полиграфе используется, в основном, ассоциативный механизм воздействия, в дальнейшем частично повышается эмоциональный фон и апробируются способы ослабления смыслового барьера. В момент речи опрашиваемого необходимо переключаться на контрольную систему его защиты, с закреплением преподносимой информации на кинестетическом уровне, т.е. в сфере ощущений и чувств.


Вам может быть интересно:


Мы оказываем следующие услуги по проверке на полиграфе / детекторе лжи в Москве: 
• проверка персонала, нянь, гувернанток, домработниц и др.
• проверка на измену жены, мужа; проверка перед свадьбой
• проверка в рамках уголовного процесса
• и другие типы необходимых проверок

Вы также можете купить у нас полиграф (детектор лжи) и обучиться работе с ним или обучить сотрудника.

Звоните: +7(499) 408-94-88, +7(495) 782-68-48

Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты Ошибка в адресе почты
Пожалуйста, введите Ваше сообщение